search
top

Зарождение

О ранних этапах развития боевых искусств можно судить по материалам раскопок, сохранившимся историческим памятникам, древним рукописям, преданиям. С древних незапамятных времен люди придумали и взяли в руки оружие. Кто с целью защиты, кто нападения, кто для добычи пищи. Если проследить за эволюцией человека как биологического вида, то можно заметить, что параллельно развивается и человеческое общество, формируются и совершенствуются культура и духовность. Культура и духовность пронизывают все сферы человеческой деятельности, в том числе и боевые искусства.
Одной из главных причин возникновения направлений, стилей и школ является потребность в подготовленных воинах. Демонстрировалось превосходство военной знати в области военно-физической подготовки. Это было необходимо потому, что в Древнем Китае отдельные племена вели беспрерывные войны за обладание лучшими землями, а также ради военной добычи. С развитием феодальных отношений происходят перемены в культурной жизни Китая. Мастера боевых направлений веками создавали и сохраняли свои самобытные формы, обогащали их новым содержанием, новыми приемами.

Периодизация истории Китая обычно отражала хронологию китайских династий. Вследствие господства племени Ся на территории Китая в ХХШ — XVIII веках до н.э. это время носит название эпохи Ся. К этим временам восходят древнейшие предания о китайском народе, зачатки иероглифической письменности, рост и распространение культуры, боевого искусства. Жестокие битвы за власть длились порой годами и десятилетиями. И в XVIII в. до н.э. возникает государство Шан (инь). Ростом мощи эпоха Шан обязана развитию военной подготовки. Наряду с качественным использованием лука, копья, меча, верховой езды, развивались и кулачные искусства. Множество боевых направлений канули в века, так и не дойдя до наших дней. На поле брани гибли не только простые люди, но и мастера, носители традиций боевых искусств. Различные направления боевых искусств объединялись, с годами происходила трансформация, определенные школы теряли свою самобытность, но такой синтез давал большой толчок в развитии.

В XII в. до н.э. на историческую арену вышло племя Чжоу, и царство Шан перестало существовать, уступив место династии Чжоу. В эпоху династии Чжоу территория государства расширялась, что способствовало развитию боевых искусств. В VII в. до н.э. началось применение железа, улучшилось оружие и одновременно владение им. С 579 по 499 гг. до н.э. в царстве Чу жил основатель даосизма легендарный мудрец Лао-цзы. Его подлинное имя Ли Эр. Он правил после себя труд из 5000 знаков под названием «Дао-дэ-цзин», «Путь добродетели, или книга о силе и действии». Лао-цзы изложил суть учения о Дао. За основу духовного роста и учения множество боевых направлений взяли на вооружение для себя даосизм, тем самым, дав окрас своим учениям.

“Дао рождает вещи, Дэ вскармливает их. Создавать и не присваивать, творить и не хвалиться, являясь старшим, — не повелевать, — вот что называется глубочайшим Дэ”.
«Дао не имеет вида, не издает звуков, не обладает формой, смотрят на него, но не видят, слушают его, но не слышат, ловят его, но не могут поймать».
«Тридцать спиц соединяются в одной ступице колеса, и, поскольку в оси ступицы есть пустота, появляется возможность использовать колесницу. Из глины делаю сосуды, и, поскольку сосуды внутри пусты, появляется возможность использовать их. Двери и окна выдалбливают, чтобы построить дом, и, поскольку дом внутри пуст, появляется возможность использовать его. Поэтому наличие предметов приносит пользу, а имеющаяся в них пустота делает их годными к употреблению. „Дао“ — это пустота».
«Стремясь к малому — приобретаем, стремясь ко многому — впадаем в заблуждение».
«Мягкое, слабое побеждает твердое и сильное. В Поднебесной нет ничего мягче и слабее воды, но она нападает на крепкое и сильное, и никто не может победить ее».

«Нет беды тяжелее, чем недооценивать противника».
«Если хочешь, чтобы люди шли за тобой, иди за ними».
«Кто знает меру, у того не будет неудачи».

Претворяя теорию «Дао» в практику боевых искусств, родились такие качества как честь воина, смирение, преданность, устойчивость, великодушие, вера. Эта эпоха подарила миру еще одного великого мудреца и философа: основателя конфуцианства Кун-цизы, или Кун-фу-цзы “Конфуций”, жившего в VI-V веках до н.э. (551-479 гг.) в княжестве Лу. И опять, благодаря его учению, боевые искусства обогатились и облагородились. И возникло еще одно из течений, где корнем было конфуцианство. Большинство мастеров любили рассказывать поучительную историю, происшедшую между Конфуцием и его учеником Цзы-Лу.

Цзы-Лу был крепким, дерзким, вспыльчивым, честолюбивым. Прибыв из глухомани, он бродил по столице, и задирался по всяким пустякам к прохожим. Навстречу ему шел Конфуций. Цзы-Лу слышал, что это мудрец и философ, но эгоизм взыграл в нем и он бросил фразу в сторону Конфуция: «Если вы так мудры, уважаемы, то ответьте мне без ухищрений: как добиться повиновения людей, не заставляя их жить в страхе?» «Своим личным примером побуждай людей трудиться» — ответил Конфуций. Поняв ответ, Цзы-Лу все-таки не захотел уступать великому учителю и задал еще вопрос: «Положим, я добьюсь этого. А что потом?» «Не позволяй себе расслабляться», — снова ответил Конфуций.
Цзы-Лу после этих слов растерялся и замолчал. В этот момент Великий Учитель продолжил: «А теперь позволь мне спросить тебя: любишь ли ты музыку?»
«Я люблю свой длинный меч» — с гордостью и дерзостью ответил Цзы-Лу.
«Ты не ответил на мой вопрос. Я спрашиваю о том, не следует ли тебе к твоим способностям добавить еще и знания?»
"А от учения есть какая-то польза?'' — опять за свое принялся Цзы-Лу.
И тогда Конфуций снова привел поучение. «Правитель, не поучающий подданного, не может быть прямым. Благородный муж, не наставляющий друга, не может быть добродетельным. Честный человек, получивший урок, станет великим мудрецом. И никто из тех, кто любит учиться, не пойдет наперекор должному».
«В южных горах растет бамбук, который сам по себе прям и стрелы, изготовленные из него, пробивают даже панцирь из носорожьей кожи». И снова, блеснув своей эрудицией и полемической находчивостью, Цзы-Лу сказал: «А ведь этот бамбук ничему не учился!» «Приладь к стреле оперение, надень на нее железный наконечник, и разве она не войдет еще глубже?» — ответил Конфуций.
И тут Цзы-Лу осознал свою грубость и глупость, он понял, что перед ним стоит величайший человек, и его поиски закончились.

Он нашел то, что искал, он нашел своего учителя, и с тех пор он служил Конфуцию с такой же пылкостью, с которой когда-то пытался доказать свое превосходство над великим Учителем.

"Благородный муж думает о девяти вещах: о том, чтобы видеть ясно; о том, чтобы слышать четко; о том, чтобы его лицо было приветливым; о том, чтобы его поступки были почтительными; о том, чтобы его речь была искренней; о том, чтобы его действия были осторожными; о необходимости помнить о последствиях своего гнева; о необходимости помнить о справедливости, когда есть возможность извлечь пользу.
"
«Стрельба из лука учит нас, как надо искать истину. Когда стрелок промахивается, он не винит других, а ищет вину в самом себе».
«Достойный человек не идет по следам других людей».
«Человек расширяет Путь, а не Путь расширяет человека».
"Тот, кто, обращаясь к старому, способен открывать новое, достоин быть учителем.
"
«Платить добром за зло — нелепость. Чем же тогда платить за добро?»

Время правления династии Чжоу подразделяется на три периода: период Западного Чжоу (Си-чжоу 1122-771 гг. до н.э.), период Восточного Чжоу (Дун-чжоу или Чжуань-го 770-403 гг. до н.э.) и период Воюющих царств (Джань-го 403-221 гг. до н.э.). Власть в государстве передавалась по наследству. Власть давала право быть духовным, политическим и военным вождем, верховным владыкой земли и людей. В древнем китайском литературном памятнике «Ши-Дзы» это выражалось следующим высказыванием: «Под бескрайним небом нет земли, которая ни была бы далекой». По всей стране «от края до моря» нет никого, кто ни был бы царем или слугой. Однако, несмотря на это, различные провинции представляли собой в значительной мере самостоятельные царства, что особенно стало проявляться с VII и к IV в. до н.э. В период воюющих царств страна раскололась на пять самостоятельных провинций, ими управляли пять правителей: Ци, Чу, Цинь, Цзынь, Сун, которые вели между собой непрерывные войны. Одновременно велись войны с постоянно нападавшими на них кочевниками.

Так продолжалось до Ш в. до н.э. — вплоть до создания централизованного государства, во главе которого стала династия Цинь. В эти эпохи были созданы такие философские трактаты: «И-цзин», «Шу-цзи», «Си-ци-чжуань». Понимание внутренних процессов организма, его взаиндодействия с внешней средой открывает новые горизонты для работы над собой в кулачном искусстве. Но, к сожалению, глубокое учение познать могли лишь высоко образованные люди. Как ни жаль, но из-за этого множество направлений канули в бездну вечности. Тех, кто хотел достичь мастерства в боевом искусстве и духовности, как правило, было очень мало. Люди, которые хотели учиться, в своем большинстве были еще и неграмотны, что затрудняло обучение. Поэтому мастера прошлого передавали секреты своих стилей в устной форме и путем наглядной демонстрации, этому можно было научить даже неграмотного ученика. Наблюдая за качеством выученной информации, мастера были спокойны: то учение, которое они передают, дойдет до следующего поколения. И лишь благодаря такому подходу суть многих боевых искусств, пройдя через многочисленные испытания и войны, спасая жизнь своим носителям, хранителям, дошла до следующих поколений. Далеко шагнула вперед наука, литература, искусство, кулачные единоборства.

Крупнейшим культурным центром Китая того времени было царство Ци. На рубеже IV — Ш в. до н.э. в его столице Линьцзы была создана своего рода Академия, в которой собирались мастера разных направлений, как прикладных, так и философских. Начала развиваться иероглифическая письменность. К сожалению, очень мало сохранилось каких-либо достоверных памятников и документов, непосредственно характеризующих состояние боевых искусств того времени. Однако, можно сказать, что мастерство в развитии боевого искусства уже достигло определенного уровня, как в понимании своих задач, так и в их практическом решении. Мастера уже обладали глубоким знанием, как в боевом мастерстве, так и в философии, науке, медицине, искусстве. Многие были государственными деятелями, полководцами, служителями культа...
Большой вклад внес в развитие и совершенствование боевого искусства легендарный правитель Китая Шэнь Нун. Точные даты жизни его неизвестны — существует лишь указание в общей форме на ранние годы эпохи Чжоу. Легенда гласит, что Шень Нун приглашал мастеров боевых искусств для подготовки и обучения своих воинов. Тем не менее, он сам хорошо владел искусством с оружием и без. Показывая свое мастерство на соперниках, он вдохновлял своих подчиненных и силой духа и правотой поступков, своей деятельностью в государстве.

В Древнем Китае была широко распространена идея предупреждения заболеваний и продления жизни. В различных направлениях были введены к ученикам требования, за основу которых взяты традиции мастеров и философов. Так Конфуций в своем сочинении «Лунь Юй» писал: «Болезнь проникает через рот». Он описывает правила питания и признаки недоброкачественности продуктов. Умеренность и строгий режим во всем — первое условие нормальной жизнедеятельности организма. «Если человек беспорядочен в своем отдыхе, не регулярен в приеме пищи и неумерен в работе — болезнь убивает его». «Не переутомляйте свое тело, не истощайте вашу энергию, и вы будете долго жить», — советовал даоский философ Чжуань-Цзы, живший в IV — Ш в. до н.э. (369-286 гг.). «Много радуетесь — нарушаете ян, много гневаетесь — нарушаете инь.» Разумная умеренность в половой жизни считалась также немаловажным условием в занятиях боевым искусством, это залог здоровья и долголетия. Пэн Гуну традиция приписывает следующее высказывание: «Благородный человек имеет отдельную от жены постель, средний человек укрывается отдельным одеялом. Отдых на отдельной постели — лучшее из всех лекарств».

Запрещался брак между родственниками. И большое значение в предупреждении заболеваний придавалось физическим упражнениям. В ходе непрерывных войн между древнекитайскими царствами V — Ш вв. до н.э. погибло очень большое количество людей, население уменьшилось больше, чем наполовину, гибли и мыслители, и полководцы, и ученые мужи. В это время власть в руки взяло сильное и мощное Циньское царство во главе с Ин Чжэнем. Подчинив соседние земли, Китайская империя простерлась от пустыни Гоби на севере до Южно-Китайского моря на Юге, от Ляодуньского полуострова на востоке до гор Памира на западе. Сделавшись главой государства, Ин Чжень принял титул императора и стал первым императором империи Цинь. Этот титул он закрепил за своими потомками. По окончании войны с гунами (IV в. до н.э ) по всей северной границе Китайской империи, на протяжении 4000 км. от Ляодуна до Ганьсу, началось строительство Великой Китайской стены для защиты от набегов кочевников. Строительство длилось 10 лет днем и ночью. В строительстве участвовало не менее 2 млн. человек. Многие погибали и их хоронили здесь же. В III в. до н.э. — на границе двух эпох — конца династии Чжоу (период Чжань-го) и начало династии Ци, появился первый крупный трактат: труд о природе и жизни «Книга о внутреннем» — «Нэй-цзын», ставшая каноном для многих направлений, как прикладных, так и философских, медицинских. Летописи относят появление трактата к гораздо более раннему времени, связывая его с легендарным Желтым императором, которого считают родоначальником многих китайских дисциплин. Трактат написан в форме беседы императора с сановниками Ци Бо и Лей Гуаном. Поэтому трактат нередко называют «Хуанди нэй цзын».

Этот четкий и содержательный труд несет в себе формулировку различных задач, формулировку смысла существования, данную за три столетия до н.э. и верную по сей день. Трактат вызывает безграничное восхищение мудростью тех людей, которые сумели создать его, и уважение к тем, кто сохранил и донес его до наших дней. Таким образом, каждый, уважающий себя мастер, хотел постичь путь совершенствования, углубляясь не только в прикладной аспект, но и во внутренний. Изучение многих трактатов раскрывало непонятные доселе вопросы: почему происходит так, а не иначе. Со временем отношение к научным трактатам стало принимать совсем другой характер, порой из них создавали культ святости. Трактаты содержали учение о беспредельности, великом пределе, всемирной энергии, двух космических силах, пяти первоэлементах, триаде, великом космическом пути... Таким образом, включение разных дисциплин в состав боевых искусств выводит их в ранг науки, самобытной и оригинальной.

Таким, одним из немногих, был ученый мастер Цуан Юй-и, родившийся в 215 г. до н.э. Он уделял много времени занятиям боевым искусством, философии, был замечен сановниками императора, и слух о его мастерстве дошел до самого императора. Убедившись в его мастерстве бойца, философа и политика, император назначил Цуань Юй-и начальником отдела Ци округа Тайцан, где пользуясь большим авторитетом и любовью Цуань Юй-и заслужил почетное имя Цан Гун — отец Цан. Будучи государственным деятелем, Цан Гун не прекращал свое совершенствование в боевом мастерстве, но нехватка определенных знаний в этом искусстве не давала желаемого успеха. Наконец, судьба свела его с престарелым мастером по имени Ян Цзин. В течение трех лет Цан Гун под его руководством постигал таинства внутренней работы над собой. Дав самое главное, мастер Ян Цзин сказал: «Мой дом богат. В деньгах я не нуждаюсь. Ты мне нравишься, и я хочу передать тебе все мое знание и тайное учение». С этими словами он отдал Цан Гуну свои рукописи и сочинения. К сожалению, до нашего времени не дошли ни название направления, ни тексты о нем.

Время не стоит на месте, и эпоху династии Цинь сменила новая, известная в истории Китая под именем династия Хань (220-206 гг. до н.э.). Эта эпоха Хань считается золотой эпохой, ознаменованной новшествами, открытиями, крупными беспощадными восстаниями «Красных бровей», «Желтых тюрбанов» и их жестокими подавлениями, потрясшими всю страну. Вначале правления этой династии, императоры сумели сплотить вокруг себя старые знатные китайские семьи, обладавшие высоким уровнем знания культуры, политики, философии, военного искусства, науки. Благодаря им наступил пышный расцвет китайской культуры. Шелк, употреблявшийся для письма, был заменен бумагой. Применявшиеся для письма заостренные палочки, заменила волосяная кисть. Вместо лака для письма стали использовать тушь и графит. Сложилась традиция, по которой каждый культурный человек должен был обладать «Тремя ценностями»: кистью, тушью и личной печатью с коробочкой красной мастики для нее.

В период правления династии Хань внутри страны происходили изменения, обусловленные различными восстаниями. Раннюю Хань, или Западную, сменила поздняя Хань, или Восточная. Нельзя оставить без внимания великого мудреца., философа Древнего Китая Хуа То, родившегося в 141 г., в уезде Хао, в провинции Ан-хуа. В юные годы Хуа То много путешествовал, обучался у мастеров различным дисциплинам. На основе полученных знаний он создал свой неповторимый комплекс упражнений, назвав его «Игрой пяти зверей». Обращаясь к своему ученику У Пу, Хуа То сказал: «Человеческий организм требует напряжения и движений, только нельзя злоупотреблять этим. Когда тело находится в движении, из него изгоняется плохой дух, кровеносные сосуды становятся проходимыми, и болезни не имеют для себя питательной почвы. С этой целью древние использовали дыхательную гимнастику. Они упражнялись, как медведь, вертели головой, как сова, они изгибались и массировали поясницу, они приводили в движение все суставы. Они предохраняли себя от свойственных старости недугов. Моя система называется „Игра пяти зверей“. При ее помощи можно предохранить себя от болезни и укрепить силы. Если заниматься ею по-настоящему, то тело не будет знать забот. Тело будет легким и аппетит хорошим». У Пу следовал советам учителя, и в возрасте 90 лег слух и зрение у него оставались острыми, и все зубы сохранились во рту. Просуществовав около четырех столетий и, почти постоянно ведя борьбу с народными восстаниями и защищаясь от набегов кочевников, Ханьская династия также разделила судьбу своих предшественников.

Всевозможные бунты, перераставшие в вооруженные восстания II века н.э., явились отражением несостоятельности Ханьской империи. Усмирители народных восстаний и главы “сильных домов”, собрав под свои знамена большие войска, совершенно перестали считаться с императором и его правительством. Потопив народные бунты и восстания в крови, они сами начали борьбу за власть. Северный правитель Цао Цао подчинил себе всю территорию Северного Китая и основал там государство Бэй: Сунь Цзянь захватил юго-восток, создав государство У; Лю Бэй в Сычуани образовал государство Шу. Настала эпоха процветания (Сань-го) длившаяся с 220 по 256 гг. К этим временам относят и распространение в Китае буддизма, превратившегося в III — IV вв. н.э. в крупное религиозно-философское учение, движение. Распад Великой Китайской империи послужил причиной вторжения на севере гуннов, подчинивших себе значительную часть Китая, что не могло не сказаться на дальнейшем развитии страны. Со временем захватчики сами смешались с китайцами, приняли китайский язык, имена, обычаи и, в конечном результате, слились с народом Китая.

Во второй половине III века поделенная на тригосударства Китайская империя вновь начала воссоединяться. В 263 г. вэйские войска похоронили царство Шу-хань. В 265 г. полководец вэйской армии Согма Янь низложил своего государя и провозгласил себя императором. Образованной им династии он дал название Цзынь. В 280 г. под ее власть попало и царство У. Восстановленная империя стала на путь утверждения государственной собственности на землю, наблюдались разруха, нищета, заброшенность земель и недостаток рабочих рук. Однако, восстановление происходило в обстановке сопротивления обнищавшего и озлобленного на все и всех народа, непрекращающейся междоусобной борьбы правящих семей. Эта борьба получила название “Смута восьми князей”. Это ослабляло только что собранные силы империи и позволяло кочевникам усилить натиск с северо-востока и северо-запада. Цзиньская империя начала распадаться. Сначала это произошло на севере, а затем на юге. В 420 г. Цзиньский императорский дом был окончательно свергнут.

Власть в государстве последовательно захватывали представители различных знатных домов, дававших стране наименования по имени своей династии: Сун 420-479гг., Ци 479-502 гг., Лян 502-557гг. и Чэн 557-589гг. Наконец, под влиянием Севера опять было восстановлено единство империи, и она с 589 г. стала именоваться Суйской. Воссоединение государства усилило экономические связи отдельных районов. Этому также чрезвычайно способствовало строительство Великого канала — грандиозного сооружения протяженностью более 1000 км, соединившего бассейны двух великих рек: — Хуанхэ и Янцзы.

Начало постепенно восстанавливаться сельское хозяйство, шелководство. Во времена различных династий люди стремились найти эликсир бессмертия; опираясь на легенды, человечество искренне верило в существование различных снадобий, пилюль бессмертия, проводился поиск средств омоложения. Одна из таких легенд гласит: есть остров, там растет чудесный гриб. Каждый, кто отведает его, становится бессмертным. Поэтому все населяющие остров люди, звери и птицы живут в вечном блаженстве, остров же называется “Островом бессмертия”. Расположен он недалеко от Большой земли, но попасть на него почти невозможно, потому что все корабли, идущие к нему относит в сторону, и они разбиваются о скалы. Мастера с осторожностью подходили к этому. В их понимании эликсир бессмертия, пилюли бессмертия, ну и само бессмертие заключалось в кропотливом труде над собой. Здесь нет надежды на какие-то пилюли, которые могут продлить жизнь и дать бессмертие. Лишь лень и невежество по отношению к себе порождало возникновение различного рода надежд на внешнюю помощь в достижении вечной жизни.

В древнем Китае, одним из Мастеров, который посвятил свою жизнь изучению внутренней работы человеческого организма и его возможностей, был Гэ Хун (281-351гг.). Это был “Мудрец, постигший элементарно простое”. Родился Гэ Хун в уезде Тюйюань провинции Тяньсу. Им написано ряд книг, из которых наибольшей известностью пользуется “Баопу-цзы”. Обучая своих учеников и последователей, он рассказывал о правилах, которые необходимо соблюдать для сохранения здоровья и долголетия. Заболеть легко, а вылечиться трудно, поэтому нужно предохранять себя от болезней: воздерживаться от вредной пищи, соблюдать умеренность в половой жизни, всячески оберегать свой душевный покой, не волноваться, отказываться от острых ощущений, строго ограничивать свои желания. Большое значение в долголетии имеет выполнение психофизических упражнений “Даоской йоги”, в которой используется концентрация внимания, дыхания и физические упражнения. Порой иносказания принимались людьми за чистую монету. Этот бум породил большое количество лжекудесников, магов, чародеев, алхимиков. Открьшись великие просторы для шарлатанов, для человеческой алчности, самолюбия, честолюбия, эгоизма, лицемерия, жадности, чванства, тупости. В стремлении достичь бессмертия множество людей поплатились своими жизнями за это. Для достижения наиболее выраженного эффекта в состав пилюль и эликсиров зачастую добавлялись галюциногенные и ядовитые вещества. Предприимчивые шарлатаны наводнили своими снадобьями города и деревни. Этой судьбы не избежали даже китайские императоры. За время правления различных династий Китая многие пали жертвой стремления к бессмертию.

Между тем в Китае прочно закрепляется Буддизм. Китайские правители начинают приглашать проповедников, миссионеров. Строят для них храмы, монастыри, откуда они могли бы донести слово Будды. Получив значительное распространение, буддизм входит в различные сферы жизни китайцев. Это и культура, и философия, медицина, боевые искусства, театр. Так однажды был приглашен в 464г. во времена правления северной Вэй (386-534гг.) вэйским императором Сяовэнь-ди индийский проповедник и миссионер Бато. Будучи большим поклонником буддизма, Сяовэнь-ди в 495г. отдал приказ о сооружении для проповедей Бато монастырь Шаолинь (молодой лес), который был построен на южной стороне горы Сунь Шань, провинции Хэнань в уезде Дэнорэн. Под руководством Бато монастырь стал известен как место, где осуществлялись прекрасные переводы буддийских манускриптов с санскрита на китайский язык. В то время в монастыре велось изучение медицины, философии и оздоровительных упражнений, хотя последнему не уделялось должного внимания. Больший акцент был на теорию, изучение текстов, соблюдение правил Будды и погружение в медитацию, уводящую от мира сует к чистому душевному покою. Постепенно буддизм начал китаизироваться и интерес к нему уменьшался, практические занятия начали заменяться рутинными ритуалами, обрядами и пустым чтением сутр.

Оздоровительные упражнения делали монахи в основном по своему желанию. Но, как правило, лень и пассивность наставников трактовала своим послушникам, что “все бытие есть страдание”, “страдает человек вследствие привязанности к жизни”, “существует сверхбытие (небытие)”, “существует путь к достижению этого сверхбытия — погружение в нирвану”. Монахи стали болеть, были хилыми, организм был не в состоянии бороться со сном во время проповедей и обрядов. Монахи во время переходов к селениям за подаяниями и пожертвованиями для храма часто подвергались разбойничьим набегам и грабежам, а порой платили жизнью за свою беспомощность. Монастырь ничем не выделялся из других и, вероятно, остался бы непримечательным и по сей день, если бы там не остановился буддийский проповедник из Индии Бодхидхарма кит Да Мо (приблизительно в 525 г. н.э.).

Да Мо, по некоторым историческим источникам — сын индийского раджи Сугандхи, 28-й патриарх буддизма, пешком пришел из Индии в Китай с целью распространения буддийского учения. Да Мо был приглашен ко двору императора династии Лян 502-557гг. У-Ди. В принципиальном споре с императором Да Мо высказал некоторые соображения по поводу ортодоксального буддизма, чем вызвал неудовольствие У-Ди и был вынужден покинуть пределы Лян. Небольшой монастырь Шаолинь, где он случайно остановился, показался ему наиболее гостеприимным местом, и он остался там. Общаясь с монахами, он объяснял, что высшая мудрость не имеет ничего общего с общепринятыми догмами, ритуалами, переводами, чтением сутр. Боясь реформ, которые могли возникнуть с его приходом, настоятель монастыря резко отреагировал на это и Да Мо вынужден был найти себе пристанище в одной из пещер. Уединившись в абсолютной тишине, он, скрестив ноги, остановил взгляд на скале. Как гласит легенда, в этом положении Да Мо провел девять лет. Чувствуя сильный дух Да Мо, монахи начали приходить к нему в пещеру. В одной из очередных медитаций Бодхидхарма уснул, проснувшись, он понял, что в его духе есть слабость. И после этого унижения мудрец отрезал себе веки. Тем самым он навсегда лишил себя сна.

В преданиях о Бодхидхарме говорится о том, что просидев в пещере лицом к стене, взгляд его окреп до такой степени, что сделал дыру в каменной стене. Слух дошел до настоятеля монастыря, и настоятель признал авторитет великого мастера. После этого сам настоятель попросил Бодхидхарму войти в Шаолинь и остановиться в нем, заняв достойное место Настоятеля. Но Великий Мудрец вошел не только как настоятель, но и как первый патриарх школы Чань. Легенда гласит, что монахи монастыря были измождены постом и молитвами. Да Мо объяснил своим ученикам, что тело и дух неразделимы. Он внес в жизнь монахов много новшеств, обычай пить чай для снятия усталости, ввел как обязательный предмет — занятия физическими упражнениями для укрепления духа и тела, добавив 18 своих движений в упражнения, уже существовавшие до него. Согласно истории, именно эти упражнения в дальнейшем стали основой Шаолиньской школы боевого искусства. Бесспорно, что чисто китайские упражнения, национальные китайские боевые искусства, упражнения и комплексы Бодхидхармы создали неповторимую Шаолиньскую школу боевого искусства. Так или иначе, не прошло и полувека, а слава о непобедимых бойцах из мало известного до сих пор монастыря разнеслась по всему Китаю, приводились факты, когда один престарелый монах, вооруженный лишь дорожным посохом, отражал нападение целой банды разбойников. Однако и Суйская династия просуществовала недолго.

В 617 г. император Ян Гуан-Ян-ди был свергнут одним из своих военачальников — Ли Юанем, который в 618 г. объявил себя императором. Началась эпоха династии Тан 618-907 гг. Управление было централизованным. Высшими правительственными органами стали три палаты: административная, императорских эдиктов и правительственных указов. Страну разделили на области, уезды, волости и деревни, и, кроме того, военные округа. В Ганскую эпоху был написан “Свод законов Танской империи” — крупнейший памятник средневекового законодательства на Востоке. Общество подразделялась на сословия: служилые чины, добрый народ — крестьяне, подлый народ — рабы, особую группу составляла знать, носившая наследственные титулы. В танскую эпоху происходило дальнейшее развитие боевых искусств, росли города, монастыри, расширялись системы обучения. Шаолиньское боевое искусство распространялось по территории Китая. Примечателен такой факт: первый император этой династии обратился к монахам за поддержкой в борьбе против своего противника Ван Ши-Чуня, и отряд из 18 монахов, вооруженных ивовыми пиками решил исход всей борьбы за власть в стране. Вместе с тем, в эпоху Тан происходило развитие буддийского боевого искусства, особенно в результате все возрастающих требований господствующего класса и нужд народа, обогащался арсенал прикладного искусства, совершенствовалась техника с оружием и без него, расширялись знания, путем вливания множества Китайских боевых техник.
Танский император Тай-цзун 626-649гг. отличался любовью к наукам, искусству, в том числе и боевому. Поэтому он собирал в своей столице Чанань всех выдающихся людей и Мастеров. К сожалению, среди этой блестящей плеяды не было великого мастера, как в боевом искусстве, так и в медицине Сун Сы-мяо 581-673гг. Во времена своего познания этих дисциплин он посещал монастыри, учился у мастеров. По легенде Сун Сы-мяо какое-то время находился и в легендарном Шаолине. Достигнув большого мастерства, он решил уединиться и вести отшельнический образ жизни и, получив приглашение от императора, наотрез отказался переселиться в столицу. Один из придворных посоветовал императору вызвать Сун Сы-мяо под предлогом болезни кого-либо из близких ему лиц. Император воспользовался тем, что одна из его жен плохо себя чувствовала. Сун Сы-мяо встретили во дворце с большим почетом, и император сам благосклонно беседовал с ним. На другой день Сун Сы-мяо проводили на женскую половину дворца к знаменитой царице. Услыхав о предстоящем визите прославленного мастера, она, следуя своему капризу, решила подшутить над ним и испытать его искусство. Согласно существовавшему этикету, никто не мог видеть ее и даже разговаривать с ней. Она была отделена от него плотными шторами. Для того чтобы исследовать пульс больной, он попросил обвязать ее запястье тонкой нитью и протянуть ему через ширму конец этой нити. Однако, императрица обманула Суна и вручила ему нить, конец которой был привязан к ножке стула, на котором сидела императрица. Сун взял нить, потянул и сказал: “Меня вводят в заблуждение, нить привязана не к живому существу, а к бездушному дереву”. Пораженная ответом, императрица отвязала нить от стула и совсем собралась уже прикрепить ее к своей руке, но тут взгляд ее упал на любимую собачку. Она привязала нить к лапе собачки. Сун снова потянул нить и внимательно наблюдал за передаваемыми по ней толчками, а потом удрученно сказал: “Вы снова испытываете меня. Ощущаемый мною пульс не может принадлежать человеку. Это пульс животного”. Убедившись в мудрости Мастера, пристыженная императрица, наконец, в точности исполнила его требование. “Вот теперь я чувствую пульс женщины, — сказал мастер, — я определил вашу болезнь и пришлю вам лекарство. Принимайте его, когда будете плохо себя чувствовать или когда расстроится спокойствие вашего духа”. Сун собрался в обратный путь. Никакие уговоры остаться не помогли. “Я много лет живу в горах, — сказал он, — и ни разу меня никто не обманывал. А здесь за один день меня обманули дважды”. Узнав об этом, император страшно рассердился на свою жену, но Сун успокоил его словами: “Сейчас вы немного нездоровы, государь. Я дам вам записку, прочтя ее после моего отъезда, вы поправитесь”. Когда Сун уехал, император прочел записку. В ней было сказано: “Не гневайтесь на императрицу. Она поступила сообразно своей природе. Она не больна, а беременна. Через пять месяцев она подарит вам сына”. Предсказание Суна оказалось вещим. Китай снова достиг периода, когда государственная надельная система отживала, а взамен ее развивалась междоусобная война.

Наиболее ярким выражением этого явилось мощное крестьянское восстание 875-884гг. — восстание Хуан-Чао. Восстание было подавлено, но устои Танской династии оказались подорванными. В 907 г. военоначальнйк Чжу Вэнь, изменивший в свое время Хуан Чао и получивший за это от императора почетное наименование “Цюань-чжун” (“Полностью верный”), низложил теперь этого императора и захватил власть. Танская династия перестала существовать, но это событие не внесло существенных изменений в мир боевых искусств. Единство империи вновь пошатнулось. Это послужило поводом к активизации действий северных кочевников, особенно цигуров и кидани. Последним удалось даже захватить Западную Монголию и прилегающую к ней часть Манчжурии и образовать государство Ляо 907-1125 гг. Понадобилось новое большое напряжение сил китайского народа в отстаивании своих земель и своих прав. В 960г. один из наиболее сильных северных правителей Чжао Куань-инь объединил китайские земли и провозгласил себя императором и положил начало новой династии — династии Сун 960-1279гг.

Вся история Сунской империи — история непрерывной борьбы китайского народа за сохранение территории своего государства. Кидани, тангуны, чжурчжэны непрерывно осаждали страну. В борьбе с захватчиками принимал участие и монастырь Шаолинь, его наставники обучали крестьян искусству боя и владения оружием. Помогая в борьбе с чужеземцами, Шаолинь внес большой вклад в освободительную борьбу. Так, император Тай-цзу 960-976 гг. династии Северная Сун 960-1127гг., исходя из своего благосклонного расположения к Монастырю Шаолинь, способствовал расширению и разнообразию шаолиньских стилей для массового обучения не только в монастыре, но и в его войсках, а также распространению и пропаганде среди населения, неравнодупшого к защите своей страны от захватчиков. Но, со временем, более массовые методы, вобравшие в себя суть базовой техники Шаолинь, привели к тому, что классические формы постепенно пришли в упадок, а затем и начали терять свой первозданный вид. Появилось множество новых форм, которые были взяты из других школ, их популярность начала расти, из-за чего за несколько веков шаолиньское искусство оказалось на грани исчезновения. История Китая и история Шаолиня нераздельны. Войны, смены династий влияли как на народ, так и на сам монастырь. То он был в опале, и на него обрушивались клевета и разрушения со стороны властей, то его возвеличивали и давали много привилегий, но он, независимо от различного рода влияний, был незыблемым символом веры и борьбы, чистоты и постоянства, трудолюбия и терпения, символом свободы и хранителем культуры, традиций китайского народа. В эпоху Сун значительно расширилась связь китайских мастеров с мастерами других стран, благодаря этому, Шаолинь приобрел еще более сильный международный авторитет как школа боевого искусства. Шаолинь стали посещать из Кореи, Японии и других стран. Шаолиньские и другие китайские мастера приглашались в иные страны, особенно в Корею и Японию. Во времена войн монахи все равно вели прежний образ жизни, придерживались правил и устоев монастыря. Несмотря на громкую славу Шаолиня, его послушники пускались на поиски совершенствования как духовных, так и бойцовских знаний. Странствуя по Китаю, Шаолиньские мастера заимствовали лучшее из конкурирующих школ боя. Также общение с отшельниками приносило много полезного для духовного развития и боевого искусства.

Еще с Танской династии многие наставники боевых искусств в самом монастыре имели статус светских особ, и некоторые из них имели по несколько детей. Кроме того, в силу специального постановления императора, даже сами монахи имели право употреблять в пищу вино и мясо, это был знак признания их особых заслуг в деле развития боевых искусств. В начале XIII века в центральной Азии образовалось сильное Монгольское государство. Начался период монгольских завоеваний. Это был губительный смерч для многих стран Азии и Европы, оставивший глубокий след в их истории. Воины Чингисхана приносили огромные богатства знати, но истощали монгольский народ. Многие монголы переселились в завоеванные страны, а в 1271 году даже резиденция великого хана была перенесена в Северный Китай. В 1276 г. покорив и Южно-Сунскую империю, монголы подчинили себе весь Китай. Сунская династия окончательно пала. Внук Чингисхана Хубилай, завершивший покорение Китая, основал в нем монгольскую династию Юань, просуществовавшую с 1271 до 1368 г. Столицей был Уньцзин, переименованный в Даду — Великий город, или по-монгольски Ханбалык. На его месте впоследствии возник Пекин.

Во время правления династии Юань, Шаолинь был сожжен и разрушен за помощь в подготовке повстанцев и за участие во многих народных восстаниях, монахам пришлось сложить головы в неравных сражениях, многим удалось спастись и слиться с крестьянами. На протяжении полутора столетий народы Азии и Европы вели непрерывную борьбу с монгольскими завоевателями, особенно упорно боролись с ними народы Китая и Кореи. В результате многочисленных народных восстаний, (особенно восстание “красных повязок”) Китаю и Корее удалось к концу XIV века сбросить монгольское иго и вновь обрести самостоятельность. На протяжении Юаньской династии Шаолинь был в длительном упадке, оставшиеся в живых монахи возвращались в свою обитель и своими усилиями и усилиями почитателей среди крестьян и знати постепенно восстанавливали монастырь. Во время восстановления не прекращались занятия боевым искусством и проведением проповедей.

В 1356 году отряды Чжу Юань-чжана захватили Цзинлин-Нанкин, являвшийся важнейшим стратегическим пунктом в Центральном Китае. Используя народное движение, Чжу Юань-чжан повел борьбу не только с монгольскими поработителями, но и с предводителями восстания. В результате ему удалось сосредоточить власть в своих руках, и в 1368 году он объявил себя императором. Столицей был избран Цзинлин-Нанкин. Новая династия получила название династия Мин 1368—1644гг. Юг быстро подчинился вновь созданной империи, на севере же еще долго продолжалась борьба. Так было свергнуто монгольское иго в Китае. Решающую роль в этом, как всегда, сыграли народные массы.

Интересна одна легенда. Была в Китае маленькая деревушка Хань. В ней родился мальчик Пин Фу. В час, когда он родился, в небе вспыхнула новая голубая звезда, а в ближайшем лесу задохнулся от ярости тигр. Когда мальчик подрос, он сказал отцу: “Я иду воевать с монголами. Они захватили нашу землю, пашут на наших юношах, рубят головы непокорным, а покорных превращают в рабов”. Вслед за ним пошла и его голубая звезда, освещая ему путь и указывая отцу, где его сын. Придя в город, юноша поступил к старому лекарю. Однажды тот спросил Пин Фу: “Что за охота тебе быть в услужении у такого старика, как я?”. И ответил ему на это Пин Фу: “Кто любит свой народ, тот должен научиться делать две вещи: убивать врагов своего народа и излечивать его друзей. У тебя я хочу перенять искусство целителя, искусство бойца я возьму у народа”. Однажды отец не увидел голубой звезды на небе. Он понял, что сын скрылся в горах. Вскоре весь народ узнал о великом Мстителе Пин Фу. Месть его была мгновенна и беспощадна, враги дрожали. Но их было много, и Пин Фу понял, что маленькому отряду их не одолеть. В это время в Китае началась чума. Она уносила тысячи жизней. Тогда Пин Фу собрал целебные растения, приготовил лекарства и разослал своих товарищей по всей стране. Каждому Пин Фу и его друзья давали по две коробочки: белую и красную. На белой было написано: ”Открой, прими и будешь здоров”. На красной была такая надпись: “Открой в день весеннего полнолуния в час восхода солнца”. Тот, кто принимал порошок, становился здоровым и сильным. Не прошло и месяца, как чума прекратилась. Наконец, наступил назначенный день. Миллионы китайцев с нетерпением ждали восхода солнца. Наконец, первые лучи его коснулись земли. Все китайцы в один и тот же час открыли красные коробочки, и нашли в них записку: “Когда засияет сегодня на небе голубая звезда — нападайте на врагов”. Миллионы китайцев, пряча под одеждой оружие, вышли в сумерки из домов. Как только блеск голубой звезды озарил небеса, они бросились на врагов. Это дрался весь народ. А против народа никакой враг устоять не может. Так, простой крестьянский сын, подняв всю страну, спас свой народ от рабства. Начало правления династии Мин, как и многих предшествующих китайских династий, было ознаменовано рядом реформ, обеспечивающих быстрый подъем государства.

В это время Шаолинь начал опять набирать силу и славу. С восстановлением государства, восстанавливался и монастырь. Но, несмотря на крепнущее государство, приморские провинции Китая постоянно подвергались бандитским набегам японских пиратов. Грабились целые деревни. Правители провинций кинули клич на весь Китай о помощи в борьбе с жестокими набегами пиратов. И Шаолинь откликнулся, направив своих монахов-воинов в помощь местным властям. Мастера Шаолиня, местные бойцы и ополченцы крестьяне взяли под охрану приморские поселения, давая отпор бандитам. Воины-монахи в битвах с пиратами еще раз доказали силу и непобедимость бойцов из легендарного Шаолиня.

Во времена правления династии Мин, Шаолиньское искусство боя в основном сохранило свои традиции, своеобразный путь развития и отличную от других школ практику. Большие работы проводились по восстановлению государства, освоению заброшенных, разоренных во время войны земель. Все население было четко разделено на народ и армию, существующую за счет народа. Для борьбы с разрухой были задействованы все слои населения. Даже монахи, которые раньше по устоям монастыря не работали, были привлечены для восстановления сельского хозяйства. По клевете завистников часть земель была конфискована в пользу государства. Шаолинь опять уходит в отдаленную тень. О нем почти забыли, заслуги перед государством и правящей династией постепенно стирались.

Помимо старой столицы Цзинглин, названной “Южной столицей” — Наньцзин, Нанкин, была основана “Северная столица” в Яньцзине — Бэйцзин или Пекин. Наряду с прогрессивными мероприятиями внутри страны была предпринята военная экспансия, и колониальные владения империи вновь расширились: Китай возвысился над Монголией, Манчжурией, Бирмой и некоторое время над Вьетнамом. Начало XVII века ознаменовалось в Китае неурожаем, голодом, повсеместными крестьянскими восстаниями, наступлением нового внешнего врага: манчжур, уже успевших себе подчинить часть Монголии и превратить Корею в своего вассала. Поэтому вся первая половина XVII века отмечена борьбой Минов с манчжурцами и с крестьянскими повстанцами.

В истории боевых искусств эпоха Мин отмечена, прежде всего, дальнейшим развитием, а затем продолжающейся борьбой отдельных школ между собой. В 1644г. Минская династия была уничтожена, начинается период манчжурского владычества над Китаем и эпоха царствования последней династии Цин 1644—1911гг. Крестьянская война, происходившая в Китае в середине XVII века, в значительной мере облегчила манчжурам захват власти. Однако им пришлось приложить еще немало усилий, чтобы в 1683 году вся китайская территория фактически оказалась под их влиянием. Манчжурское иго, как и монгольское, тяжелым бременем легло на китайский народ и препятствовало развитию национальной экономики и культуры. Манчжурские правители захватили в свои руки все. Чтобы подавить китайский народ, манчжуры навязывали свои традиции и культуру, заставили всех мужчин под угрозой смертной казни носить косы и брить часть головы.

Государственной религией стало Конфуцианство, даосизм и буддизм считались отжившими и бесполезными учениями. В них не было почитания императора, тем самым они автоматически становились опасными для правящей династии. С целью идеологического порабощения местное население было ущемлено во всем, даже в продвижении по послужной лестнице. Были предприняты попытки духовно опустошить растущее поколение, китайцам было запрещено заниматься различными видами дисциплин, под запрет попало и обучение боевым искусствам. Хотя Шаолинь входил в число неблагонадежных, все же манчжуры относились к нему с уважением.

Священный храм Шаолинь был центром буддизма и бессменным хранителем китайской культуры. Никакие жесткие запреты не могли сломить дух гордых мастеров Шаолиня. Подобно ветру, разжигающему огонь, несправедливость правителей династии Цин разжигала в их сердцах желание бороться за свободу и независимость китайского народа. Монастырь Шаолинь в какой раз уже становится центром подготовки бойцов для будущего восстания. Их обучали древнему искусству защиты и нападения с оружием и без. Занятия боевым искусством делало их тела подобными стали, а дух — мужественным, стойким и благородным.

По старой методике Шаолиньского боя ученику необходимо заниматься в течение 10-15 лет, чтобы стать настоящим мастером боя. Пятеро лучших учителей-наставников собрались вместе, чтобы обсудить предложения по созданию нового метода обучения Шаолинскому бою. Было предложено выбрать самое лучшее и эффективное из многих техник и соединить их так, чтобы сократить срок обучения от 5 до 7 лет. Обсудив и наметив новую программу обучения, через короткий срок Мастера начали тайную подготовку бойцов, тщательно отбирая учеников.

Но, в тоже время правитель Цин, руководствуясь доносом, проводил полномасштабную карательную акцию по уничтожению центров подготовки и мест укрытия повстанцев. В списке объектов, подлежащих уничтожению, был монастырь Шаолинь, а также множество других буддийских обителей. Большое количество Храмов было уже сожжено, а уцелевшие монахи разбегались и расселялись по всему Китаю, ища прибежища в других местах. Шаолинь стал одним из центров концентрации сил сопротивления. К его стенам стекались выжившие в различных сражениях монахи. Императорский двор ненавидел этот храм, потому что именно он давал силы народу подниматься на восстание против угнетения, это был символ несгибаемости, борьбы против династии Цин.

Отборные войска в 1720 году начали карательную операцию. Монахи и ученики храма Шаолинь стойко боролись и отражали все нападения армии. Казалось, что боевые силы Шаолиньской школы не иссякают. Но против коварства и подлости устоять труднее всего. Группа предателей подожгла монастырь, открыв ворота Шаолиня отряду генерала Чан Ван Хоа. Он беспощадно подавил сопротивление, уничтожив сотни монахов, лишь немногим мастерам и ученикам удалось спастись.

К счастью, среди спасшихся были и те пять монахов, которые изобрели новую технику:

Ти Тин Тин Сы — Добрая воля;

Миу Хин Лао Сы -Бессмертная кошка;
Бат Ми Лао Сы — Белая бровь;
Фун Дао Дык Лао Сы — Вежливость, Образованность;
а также монахиня Нгу Май Лао Ни — Цветок май — 5 лепестков.